skip to Main Content

Спасение ЕС: эта песня хороша, начинай сначала

15 февраля 1999 г. Алан Гринспен, Роберт Рубин и Лэрри Саммерс были представлены на обложке журнала Time», как «Комитет спасения мира».

Гринспен, тогдашний председатель Федеральной резервной системы и Рубин, министр финансов, улыбались. А почему нет? Это «Политбюро свободного рынка по экономическим вопросам», как Time охарактеризовал троих деятелей, провело экономику США через финансовый кризис в Азии в 1997 году и, по умолчанию, в России, на фоне краха хедж-фонда Long-Term Capital Management в 1998 году.

Теперь в таких же спасателей превратились Ангела Меркель и Николя Саркози. Ранее на этой неделе канцлер Германии и президент Франции заложили основу для сегодняшнего саммита Европейского Союза: на повестке сохранение евро. Пятое совещание такого рода за 19 месяцев, на котором будет обсуждаться больший централизованный контроль над бюджетами отдельных стран. Это повлечет за собой изменение Договора о Европейском союзе, при условии одобрения его законодательными собраниями всех 27 стран, а не только их руководителями. В некоторых странах это может потребовать референдума, который является самым страшным кошмаром каждого политика.

Неудивительно, что некоторые аналитики сомневаются, что саммит может преуспеть в тех вопросах, по которым предыдущие встречи не увенчались успехом.

«Эти планы по реформированию финансовой составляющей Союза могут стать частью процесса для предотвращения следующего финансового кризиса в еврозоне, но они ничего не сделают для решения текущего», считает Карл Вейнберг, главный экономист High Frequency Economics, Нью-Йорк.

Это соглашение не будет иметь авторитета. Разве мы уже не видели это кино, по крайней мере, трейлер? Фильм назывался Пакт стабильности и роста.

В 1997 г. Пакт стабильности и роста (ПСР) был ориентирован на поддержание бюджетной дисциплины. В нем были правила, адоптированные к критериям, изложенным в Договоре от 1992 г. в качестве предварительных условий для вступления в Европейский валютный союз. Несоблюдение предписанных показателей, таких как максимум 3 процента дефицита от ВВП и 60 процентов долга от ВВП, должны были привести к санкциям.

Угадайте, сколько стран-членов превысили пределы? Угадайте, сколько подверглось санкциям?

Если вы ответили «много» и «никто», вы правы.

Существовало много смягчающих обстоятельств, при которых страны, имеющие чрезмерный дефицит могли избежать санкций: обстоятельства непреодолимой силы или форс-мажор (война, стихийные бедствия) или длительная рецессия. Пакт стабильности и роста включал протокол процедуры чрезмерного дефицита.

С практической точки зрения, дыры в ПСР были достаточно большими, чтобы проскочить таким странам как Греция.

Теперь, для того, чтобы образовать более совершенный Союз, 27 стран ЕС (Меркель будет довольствоваться 17-ю, которые используют евро) должны будут представить свои бюджеты неизбранным бюрократам в Брюсселе, которые будет делать… что? Что они сделают со странами, дефицит и долги которых превышают установленные пределы?

В открытом письме председатель Европейского совета Херман Ван Ромпей, Меркель и Саркози договорились о «рамках профилактики», в том числе о правилах сбалансированного бюджета и «автоматических последствиях» для нарушителей, за исключением, конечно, «обстоятельств непреодолимой силы».

Меркель, по-видимому, убеждена в защите частных инвесторов, потому что она признала, что держатели облигаций не должны быть вынуждены нести потери в случае какой-либо реструктуризации суверенного долга, как это было с Грецией.

Принимать за чистую монету это обязательство означает, что не будет суверенных дефолтов, все облигации будут оплачены по номинальной стоимости в конце срока, так что давайте идти и покупать высокодоходные облигации Италии, Португалии и Испании!

Под руководством Италии, чей новый кабинет министров одобрил пакет жесткой экономии, европейские облигации укрепились на прошлой неделе, но без сомнения, в случае, если на саммите не вытянут кролика из шляпы, все рухнет. Облигации Италии откатились, когда Европейский центральный банк не смог взять на себя обязательство покупки государственных облигаций в количестве, достаточном для ограничения доходности.

Как и ожидалось, ЕЦБ понизил ставку на 0,25 процентного пункта до 1 процента. На пресс-конференции после заседания президент ЕЦБ Марио Драги объявил о дополнительных временных мерах, включая неограниченные трехлетние кредиты банкам и упрощение залоговых требований, чтобы помочь удовлетворить потребности банковской системы в ликвидности.

[Всего: 0   Средний:  0/5]
Комментариев: 0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top